Переход от существования к жизни

автор: świadectwo

(как выйти из безумия сексуальной зависимости)

«Поэтому Бог отдал их на произвол их же собственных низменных желаний и они сами оскверняли свои тела нечистотой».
(Рим. 1,24)


Меня зовут Даниил. Мне недавно исполнилось 22 года. Я – трезвеющий сексоголик, т.е. человек, зависимый от порнографии, онанизма и секса, как алкоглик от спиртного. Приведенная цитата из Библии прекрасно описывает мою прежнюю жизнь.

 

 

Начало
           
            Я не помню точно, когда это началось – может, в возрасте 4-5 лет, когда я впервые увидел порнографический журнал. Я воспитывался в католической верующей семье, мои родители научили меня основным положениям христианства и молитвам. Они давали мне пример верной любви и дружной жизни, но где-то что-то дало осечку. Я знал, что существует Бог, который меня создал, но я не строил с Ним никаких взаимоотношений. Я механически повторял за родителями слова молитв, а когда мне выделили отдельную комнату, я и это перестал делать. Мне просто не хотелось молиться – и так с раннего детства до 18 года жизни я почти совсем не молился. Конечно, я бывал в церкви, как все, но между мной и Богом росла и крепла стена, которую я строил из материала, обильно поставляемого сатаной, Отцом Лжи (Иоан. 8,44). Я рос в неразлучной компании частого онанизма, порнографии, мечтах об одноклассницах в голом виде, о любви и сексе. Мне не нравился окружающий мир. Я не умел строить взаимоотношений с ровесниками, я жил как бы вне группы. Благодаря врожденным способностям учеба давалась мне без излишних усилий, и я целыми днями мог читать книги и предаваться своим любимым занятиям – порнографии, фантазиям и онанизму.
            В четвертом классе я стал церковным служкой и очень надеялся, что это мне поможет избавиться от привычек, которых я стыдился и гнушался. Когда я принимал Первое Причастие, я не исподовал сексуальных грехов, потому что просто не знал, как это называется, но я чувствовал, что поступаю плохо, и становлюсь всё хуже. Став служкой в церкви, я часто во время Мессы читал с амвоны отрывки из Библии, но не верил в то, что читаю...
 
Отрыв от Церкви
 
            Когда после 6 лет начальной школы я пошел в гимназию, я попал в среду людей, враждебно настроенных по отношению к Церкви. Меня восхищали их убеждения. То, что запрещено, аморально, грешно начало казаться увлекательным, тогда как правильная жизнь выглядела скучно. И я начал богохульствовать, обзывать и Бога, и святых, перевирать религиозные песни, высмеивать Церковь, священников, монахинь, хотя при этом я постоянно притворялся набожным католиком.
            В таких условиях развивалось мое порабощение и зависимость от сексуальных ощущений. Примерно с 13 лет я начал покупать порнографические журналы в киосках и брать напрокат порнографические видеокассеты. Чтобы иметь на это деньги, я воровал их у родителей, хотя и знал, как тяжело им приходиться работать. Целые ночи я просиживал перед экраном телевизора, разыскивая в эфире эротические программы, а днем ходил по кустам и мусорникам, чтобы найти порнографию...
            Со временем, как и в каждой зависимости, чтобы достичь состояния возбуждения, мне требовались всё более сильные стимулы, а стена между мной и Богом росла и крепла. Хотя мои оценки были всё хуже и хуже, я считал себя кем-то великим, умным и начитанным. Зачем мне был Бог? Моя гордыня обходилась без Него.
            Родители купили для меня компьютер с доступом к интернету, и я постоянно выискивал очередные порнографические материалы. Но кроме этого, я стал заглядывать и на сайты сатанистов, и рационалистов, доказывающих, что Бог умер, а религия – это болезнь. Сегодня я со слезами на глазах вспоминаю те времена: онанизм несколько раз в день, порнография, сатанизм, оккультизм, «рационализм», постоянные ссоры с родителями, всё более слабые оценки, лень, злость, неверие, постоянный гром музыки, телевизора, каких-то фильмов. Но самое страшное было впереди...
 
Обманчивая надежда
 
            Примерно в 15 лет я понял, что влип в болото, из которого сам не выберусь. Первое, что мне пришло в голову, это обратиться за помощью в Церковь. Я давно уже не чувствовал никаких связей с Церковью, но моя сестра постоянно подсовывала мне журнал «Любите друг друга!» и служила примером жизни в целомудрии. И я решил попробовать. Уже будучи учеником лицея, я исповедовался после каждого онанизма, надеясь, что через какое-то время перестану им заниматься. На уроках религии я начал защищать Церковь и её идеи – целомудрие, защиту жизни и т.п. Но возвращаясь домой, я снова погружался в порнографию, целыми часами сидел «на чате», флиртуя с девушками. Я начал искренне верить в учение Церкви относительно жизни, я понимал, что именно так надо жить, как она советует, и я даже этого хотел, но у меня не получалось. Как будто во мне сидели два разных человека – один стремился к добру, а второй безвольно шел на поводу злых влечений.
            Результатов такого положения вещей не пришлось долго ждать. Одна из подруг влюбилась в меня и перерезала себе вены. К счастью, она выжила, а я впервые в жизни понял, что это уже не шутки. Но я так и ничего не изменил в своей жизни... Мне хотелось, чтобы Бог удалил от меня все последствия моих грехов, а сами грехи могли бы остаться. Я хотел стать свободным, но не мог отказать себе в удовольствиях, которые приносило порабощение. Но появилось также чувство страха, что я никогда не научусь строить с девушками нормальных взаимоотношений, не смогу создать семью, кого-нибудь изнасилую, сойду с ума или совершу самоубийство. Мои ровесники чем-то интересовались, развивались – а я мечтал только о сексе, женщинах, деньгах и престиже. У меня не было ни увлечений, ни хобби, всё что я делал, было необходимостью, вызванной сексуальной зависимостью. Я просыпался с мечтой о смерти, зная, что этот день будет такой же, как вчера, и как завтра – я снова буду идти на поводу моих страстей, буду себя чувствовать грязным и подлым, и снова буду ощущать бессмысленность моего существования...
 
Самое дно
 
            Когда мне исполнилось 18, во время паломничества в Ченстохову я познакомился с Мартой. Она мне очень нравилась, с ней я мог проводить целые дни. Я понял, что люблю её, и моя потребность мастурбировать, подцеплять девушек и смотреть порнографию как-то отошла в тень. Но Марта быстро заметила, что со мной что-то неладно. Когда я рассказал ей о своей зависимости от порнографии, она очень переживала, но сказала, что поможет мне вылечиться. Но вскоре я вернулся к моим прежним практикам, и тогда я стал её просто обманывать.
            Я постоянно проверял, на что позволит мне Марта, и наконец на четвертый месяц нашей дружбы мы впервые занимались петтингом. Наслаждение было огромным, но после этого мы оба испытывали непреодолимое отвращение к себе самим и друг к другу. Мы клялись, что уже никогда не будем этого делать, что отказываемся от греха, что теперь мы будем стараться жить в сексуальной чистоте. Но действительность принесла обратное: я занимался онанизмом, рассматривая порнографические изображения, размышляя о Марте, потом мы снова занимались петтингом, потом я снова занимался онанизмом, и так без перерыва. Наше знакомство превратилось в постоянное стремление к сексу, мы начали ссориться, Марту обижало, что я флиртую с её подругами, мало с ней разговариваю, веду себя грубо. Я хотел с ней хорошо обращаться, но у меня не получалось; я пытался бежать от нее, но не мог. Теперь я понимаю, что без хороших взаимоотношений с Богом человек не в состоянии построить хороших взаимоотношений с другим человеком. Но тогда я чувствовал себя мертвым внутри, и даже секс с Мартой меня особо не радовал.
            Потом я уехал на учебу в институте, 300 км от моего города. Марта не хотела продолжать знакомства со мной, и мы расстались. Она искала искренности, любви, диалога, а я постоянно обманывал её и пользовался её телом. Мне не хотелось дальше жить.   
            Но в один прекрасный день Марта позвонила мне и сказала, что она беременна. Я почувствовал себя так, будто наступил конец света. Целый день я ждал результатов теста, и в это время в моей голове кружились разные мысли – что я убью себя, что я хотел бы смерти этого ребенка, или чтобы Марта сделала аборт. Мой страх убедительно доказывал, что я еще безответственный ребенок и думаю только о себе, не забочусь даже о собственном ребенке и его матери. Тест показал, что беременности нет, а Марта лишний раз убедилась, что из меня за подарочек.
            Благодаря моим близким, я не наложил на себя руки, но с удвоенной силой я окунулся в порнографию. В институте я начал также пить спиртное, и даже садился пьяный за руль. Я пил, сидел перед компьютером, рассматривая порнографические картинки, и флиртовал через интернет с девушками. Случилось, что я целых три недели не мылся, не переодевался и не отходил от компьютера... Это уже была не жизнь, а жалкое существование. Порабощение от порнографии занимало всю мою жизнь, мне ничего не хотелось, я ни к чему не стремился; учеба, пища, гигиена – всё раздражало меня и было мне в тягость. Парадоксально, при всём при этом я чувствовал себя властелином мира, богом, который выше таких понятий, как добро и зло.
            Так я дожил до состояния, когда последние деньги, предназначенные на пропитание, я тратил на порнографию, когда я готов был заниматься сексом с первой попавшейся женщиной или даже мужчиной, когда я готов был изнасиловать девушку, которая отказала мне. «Легальной» порнографии уже мне не хватало, и я искал нелегальную. Я стремительно деградировал и чувствовал в мои 20 лет, что скоро всё кончится – или я не выдержу и совершу самоубийство, или заболею СПИДом, или совершу преступление и сяду в тюрьму.
 
Свет в конце тоннеля
 
            Но Бог не оставил меня и не допустил, чтобы я уничтожил данную Им жизнь. Я познакомился с Павлом, который был старше меня на лет 20, но история его жизни была очень похожа на мою – порабощение сексуальным влечением, игра со смертью, банкротство и разрушенная семья. Но Павел уже 4,5 года не поддавался своей зависимости от секса, и его жизнь начала уклаыдываться. Мне нравилось то, что он говорил и я решил пройти Программу 12 шагов к свободе, которая помогла ему.
            Единственное, что вызвало моё возмущение, это требование, чтобы полностью отказаться от какой бы то ни было сексуальной активности. И я, молодой и сильный, должен был на это согласиться? Да никогда в жизни! Мне начало казаться, что Павел – какой-то сумасшедший фанатик полового воздержания. Я размышлял: «Без секса нельзя жить, это приводит к психическим расстройствам», но спокойствие этого человека, его радость (хотя он 4,5 года вообще не занимался сексом!) не давало мне покоя – я-то был уже бессилен и в крайнем отчаянии. Это я был в состоянии психического расстройства, а не он. Жить дальше так я не мог. И я принял решение – попробую, в крайнем случае всегда могу отказаться от этой программы.
            Труднее всего было отказаться от просмотра порнографии. Я перенес компьютер в комнату, где не было интернета, чтобы меня не тянуло на порнографические сайты. Но потом я носил его туда-сюда по несколько раз в день: окунаясь в порнографию, я чувствовал стыд и вину, а отвергая её, чувствовал непреодолимое желание снова её просматривать. Но боль и страдание многократно превышали полученное удовольствие, и 5 января 2008 года я в последний раз поддался своему порабощению.
 
 
Новыйпуть
 
            Я начал регулярно ходить на встречи «Анонимных сексоголиков» и вместе с ними молиться. Это было чудесно для меня, который почти не молился всю свою предыдущую жизнь. Каждое утро я просил Бога, чтобы Он дал мне возможность прожить очередной день без секса, а вечером благодарил Его за то, что Он помог мне сохранить трезвость. Каждый день происходило чудо. Я старался делать всё, что советовал мне Павел и другие выздоравливающие сексоголики, хотя моя гордыня и давала о себе знать. Часто мне приходилось звонить им десятки раз в день, чтобы избежать возвращения в кошмарную зависимость. Иногда меня мучило чувство бессмысленности всего происходящего, меня осаждали сексуальные мысли и порнографические сны, наваливались воспоминания о моих бывших женщинах, а увиденная в киосках порнография вызывала панику... Типичные явления, связанные с отрывом от зависимости.
            Ко всему этому надо добавить нерешенные проблемы в институте, незавершенные взаимоотношения с девушками, ссоры дома. Но несмотря ни на что, я жил значительно лучше, чем когда-либо до этого. Я начал осознавать собственное достоинство; я ходил чистый, регулярно питался и всё чаще чувствовал радость жизни и уважение к себе самому. Я не причинял обид себе и другим. В трудную минуту я обращался к Богу и просил Его о помощи. Я научился сотрудничать с Божьей благодатью, я не только ныть, чтобы Бог меня спасал, сам ничего не делая в этом направлении, и в принципе не желая перемен.
            Бог дал мне еще один шанс, и я начал укладывать свою жизнь. Я сорвал все грешные отношения с женщинами, мои взаимоотношения с родителями и сестрами гораздо улучшились, у меня появились настоящие друзья и подруги. Я помню день, когда мне удалось сдать все несданные экзамены и зачеты – какую великую радость я тогда испытывал! Ведь до этого я постоянно чего-то недосдавал. Я начал также выходить из долгов, планировать свои расходы и преодолевать свой материализм.
            Я не боюсь назвать мой выздоровление чудом, потому что оно не исходит от меня самого. Это Бог дает мне свою благодать, и я могу видеть в себе и в других достоинство детей Божьих. Это Он исцеляет меня. Представьте себе, в последнее время я даже смог танцевать с девушкой «по-трезвому». Я, сексоголик, танцевал с девушкой и даже не думал воспользоваться её телом! Для меня совершенно очевидно, что именно Бог превращает меня в инструмент своего мира, показывая мне смысл, надежду и радость жизни.
            Конечно же, не всё проходит гладко и идеально. Мне тяжело было начать жизнь без секса, без женщин, без кайфа – но я точно знаю, что другого выхода нет. Я помню свою первую исповедь, в которой мне не пришлось уже говорить об онанизме, порнографии и сексе. Это была прекрасная и радостная исповедь. Приобретая мир с Богом, я начал находить свое место в Церкви, хотя до сих пор у меня проблемы с верой. Что поделать, видимо я – больной ребенок, который верит и живет, как умеет, стараясь делать это как можно лучше, а терпеливый и любящий Отец заботится о нем и любит его таким, какой он есть.
            Я верю, что нет таких разрушений, которых Бог не смог бы отстроить; нет такого высохшего дерева, которого Он не смог бы оживить. Он может всё, надо только ответить любовью на Его любовь. Эти слова пишет человек, которому Бог многое простил, и с которым совершил много чудес. Пусть же Он совершит чудеса и в твоей жизни!
           
Даниил, сексоголик

Подписка

предыдущий   |   следующий назад

Copyright © Wydawnictwo Agape Sp. z o.o. ul. Panny Marii 4, 60-962 Poznań, tel./ fax: 61/ 852 32 82 | tel. 61/ 647 26 86