Аборт, «свобода выбора» и начало человеческой жизни

2010-12-15

Чаще всего основным аргументом сторонников легализации абортов становится «свобода выбора» женщины, и запрещение абортов представляется как «попрание свободы», насилие над женщиной и ее свободной волей. Но давайте немного задумаемся, что в данном вопросе нужно называть свободой, а что – насилием.
 

Давайте взглянем на эту проблему не столько с медицинской или юридической точки зрения, сколько с точки зрения среднестатистической женщины, пережившей в своей жизни те же трудности, что и тысячи, и миллионы женщин в нашей стране и в любой стране. Опыт окружающих нас людей и глубокий анализ написанного и сказанного в ток-шоу, письмах в редакции газет и журналов, на многочисленных блогах и форумах, позволяет выявить основные причины, которые побуждают женщину отправиться на аборт. В своих рассуждениях мы, конечно, не будем затрагивать врачебных ошибок, врачебной безответственности, которая уже широко освещена на сайтах, посвященных защите жизни. Вот некоторые из них: www.noabort.net, www.life.org.ru

Самой распространенной причиной добровольного прерывания беременности считается материальная несостоятельность. Не будем здесь говорить о том, что подразумевают разные категории под этой несостоятельностью. У кого-то может не быть денег на покупку подгузников, у кого-то отсутствуют жизненно важные миллионы на покупку новой квартиры, в которой можно будет выделить отдельную комнату гувернантке. Не в сумме суть, а в том, что женщина искренне думает, что ей ребенка «не прокормить», что бы она ни подразумевала под «прокормом». В таких случаях некоторые женщины отстаивают свое «право» на детоубийство, чтобы ребенок «не страдал от бедности» или «от отсутствия роскоши». Если вдуматься, то в обоих случаях мы имеем дело не со свободой, а с насилием. В первом случае женщину принуждает к аборту отсутствие элементарной поддержки со стороны семьи, учреждений, во втором случае насильником выступает реклама потребительского образа жизни. Женщина становится самой настоящей жертвой этой рекламы, забывая, что, возможно, ее мама вырастила ее и парочку братьев-сестер в коммуналке на окраине, работая по ночам уборщицей. Ну, если не мама, то десяток знакомых, вырастивших детей без комнаты для гувернантки, несомненно, найдутся. Но постоянная агрессия глянцевых журналов для женщин (в том числе для мам) поистине заключает женщину в рабство. Сколько раз нам приходилось листать такие журналы – там можно найти массу полезнейшей информации и поучительных историй. Например, рассказывается о том, как надо заниматься с годовалым ребенком по новым методикам. Или об организации детского праздника, который не может обойтись без (идет долгое перечисление вещей, без которых он не может обойтись, включая рецепты бутербродов, украшение каждого из которых займет полчаса). А чего стоят статьи на несколько страниц, посвященные необходимости использования после ванночки трех видов крема для разных частей тела, не говоря уже о длительной подготовке самого процесса купания. У читательниц складывается стойкое впечатление, что иметь ребенка – это очень дорогое удовольствие, и если один еще куда ни шел, то второй и третий в таких условиях будет точно обузой. Где взять время на все это, если мама работает? А если не работать, то где брать деньги на все это, столь необходимое? А ясли для младенцев представляются как наибольшее зло, предназначенное для «совсем нищих и несчастных» (многие из нас ни за что с этим не согласятся – и нас отдавали в ясли, тем не менее это не помешало вырасти здоровыми и счастливыми людьми. Да и как самым жутким яслям можно предпочитать убийство??) В любом случае, агрессия рекламы и потребительского менталитета чаще, чем мы думаем, подталкивает женщину к решению прервать беременность. Самое ужасное – что в первом случае, о котором мы говорили, женщина чаще всего идет на этот шаг с горькими слезами, а во втором она настолько зомбирована, настолько «психологически изнасилована», что даже не замечает всего ужаса своего поступка. Правда, впоследствии слезы все равно приходят, и женщина почти всегда, вспоминая о своем поступке, говорит, что «была вынуждена», «не могла поступить иначе». Где же здесь «свобода выбора», если она «не могла иначе»?

Сюда же относятся женщины, решившиеся на аборт, чтобы не потерять работу. Их, опять же, можно разделить на две категории: те, кто работает, чтобы жить, и те, для кого карьера играет существенную роль в жизни. В первом случае женщина «не может поступить иначе», потому что рискует рабочим местом. В данном случае «насильником» выступает работодатель и законодатель, то есть государство (законы недостаточным образом защищают рабочее место и зарплату беременной женщины или матери). Итак, мы видим очередное насилие над женщиной, лишение ее свободного выбора – выбора материнства. Перейдем ко второму случаю. Противники абортов критикуют женщин, стремящихся к карьере за счет неродившихся детей. Но нельзя назвать такой подход полностью справедливым, потому что и в этой ситуации мы сталкиваемся с насилием над женщиной и с ее дискриминацией. Ведь посудите сами: почему отец пятерых детей никак не рискует своей карьерой, а мать пятерых детей практически потеряна для карьеры? Материал для размышлений. Она должна стоять перед выбором: либо воспитывать детей и все равно продвигаться по карьерной лестнице (и поверьте, выдающихся женщин, способных на это, немало, только кто дает им возможность продвигаться?), либо оставить карьеру и заниматься детьми. Есть у нее реально этот выбор? Опыт показывает, что этого выбора у нее нет, и система ставит перед ней иной выбор: дети или их отсутствие. Это – насилие идеологическое, если хотите, очень отдающее маскилизмом, нигде, ни в одной стране, пожалуй, еще не побежденным.

Возьмем еще одну очень распространенную причину абортов – проблемы в семье, особенно с партнером. О какой свободе выбора можно говорить, когда качество дальнейших отношений с ним зависит от материнства? И речь идет не только о «любящих» мужчинах, которые ставят «возлюбленную» перед прямой дилеммой: или я, или ребенок. Речь идет и о мужчинах, оторые никогда бы не сказали такого своей девушке или жене, у которых даже в мыслях нет никакого намека на детоубийство, но которые ведут себя с женщиной так, что она боится: боится стать толстой и некрасивой, боится, что не сможет больше посвящать ему все свое время, боится, что между ними встанет маленький человек, требующий к себе внимания. Да, это именно боязнь, если не самый настоящий страх. К нему можно присоединить и часто вполне оправданный страх не получать никакой помощи от отца ребенка или от родителей. Убить ребенка из-за этой боязни – выражение свободы выбора?

А теперь возьмем так называемые «аборты по показаниям». Об этом тоже уже немало сказано. И самыми основательными из них являются, конечно, пороки развития плода. Давайте задумаемся, почему женщины идут на аборт, зная, что их ребенок будет инвалидом? Тут мы опять возвращаемся к теме «любви к ребенку», которая толкает на его убийство ради его же блага. Но почему ребенку-инвалиду плохо быть в этой жизни? Опять же, из-за отношения к нему окружающих. Если люди не способны любить этого ребенка, то он становится помехой для них, помехой для общества. А ведь именно благодаря убогим, увечным человек упражняется в настоящем терпении, в терпимости, в бескорыстной, незаинтересованной любви, не требующей ответа. Если бы не было вокруг нас слабых, уязвимых, страдающих, мы бы безмерно ожесточились.

И еще хотелось бы порассуждать о том, сколько противоречия проявляют в самих себе женщины (и мужчины), заявляющие, что аборт не уничтожает человеческую жизнь, поскольку на ранних этапах зародыш не является человеком. Причем под «ранним» этапом тоже подразумевается разное. Не углубляясь в медицину и биологию, весьма неоднозначно трактующие начало человеческой жизни, посмотрим на эту проблему с несколько иной точки зрения.

С самого первого момента зачатия, а именно оплодотворения яйцеклетки сперматозоидом, начинает развиваться процесс, в котором сегодня для науки практически нет секретов. Заранее попросим прощения у специалистов за неточности, ведь в основном мы судим только по материалам, изложенным в научно-популярной литературе и СМИ. С точностью до дня или даже до часа говорят об имплантации эмбриона в матке, описывается каждый момент развития эмбриона. С большой уверенностью врачи говорят о том, что и на какой неделе должно происходить с плодом, на основе этих знаний определяя отклонения в развитии. Иными словами, с самого первого момента – когда ни будущая мать, ни отец еще не знают (или не могут быть уверенными), что произошло оплодотворение, -- начинает действовать некая «программа». Для верующего это – замысел Бога. Но оставим это в стороне, чтобы подчеркнуть: отсутствие веры – не алиби. Неверующий еще больший упор делает на некую программу, по которой происходят физиологические процессы. Итак, давайте возьмем женщину, которая хочет ребенка, и женщину, которая его не хочет. Биологический процесс в них обеих – один и тот же, но первая женщина, еще буквально до первого теста, будет говорить о «новом человечке», о сыночке или доченьке, которого она будет любить и уже любит. После первого же сделанного теста большинство женщин начинают говорить о своем «эмбрионе» как о свершившемся человеке, строя для него планы. Женщина же, загодя отвергающая возможность материнства, переживает точно такой же, идентичный биологический процесс, но при этом убеждает себя (к счастью, хотя и весьма спорному, это меньшинство – все-таки большинство прекрасно осознает, что абортом истребляет человека), что уничтожается не человек, а некий сгусток клеток, и никакие фотографии ей не помогут – да они и не всегда могут произвести впечатление, ведь, например, таблетка следующего дня призвана истребить того, кто на фотографии еще не выглядит как маленький человечек… Самое ужасное, что эти две женщины могут быть одной женщиной. Первого ребенка она, возможно, родила с большой любовью, рассматривая его с момента зачатия полноценным человеком, а второго истребила, убеждая себя, что это – лишь совокупность неживых клеток. Нет ли здесь явного противоречия? Налицо двойной стандарт. Мало того, та же женщина часто, совершенно парадоксальным образом, руководствуется тем же, чем и любящая мать: она считает зародыш полноценным человеком, думая о его будущем -- о материальном и семейном благополучии, здоровье и т.п. и как раз во имя такого будущего уничтожает будущего полноценного человека! Как часто эти мамы горько сожалеют о содеянном, не случайно женщины, делавшие аборт, при новой, желанной беременности ведут себя просто образцово: они разговаривают с будущим малышом с первых же дней зачатия, слушают расслабляющую музыку, с первых моментов радикально меняют диету, ходят на многочисленные курсы, а после родов становятся ярыми сторонницами грудного вскармливания до трех лет, критикуя каждого, кто терзает ребенка искусственным питанием. Увы, и они – жертвы чужого насилия, поэтому в них любовь не истребилась вместе с убитым ребенком, а удвоилась с новым, желанным зачатием, не подвергшимся насилию.

Итак, можно ли называть аборт проявлением свободы выбора женщины? Мы считаем, что дело обстоит как раз наоборот: аборт – самое коварное проявление ее несвободы. А вы как думаете?
 

Radio Vaticana

 

Читай также:

Не отвергайте жизнь!

Убить собственного ребенка

Психологические последствия аборта

Меня не покидает чувство вины

 

следующий назад

Copyright © Wydawnictwo Agape Sp. z o.o. ul. Panny Marii 4, 60-962 Poznań, tel./ fax: 61/ 852 32 82 | tel. 61/ 647 26 86